Топливный небаланс

31.03.2012
До недавнего времени считалось, что причина отключений, кризисов и прочих бед в нашей энергетике - неплатежи. Но как выяснилось, проблема не только в этом. Как заявил вчера на втором Всероссийском совещании по энергосбережению в Екатеринбурге руководитель департамента госэнергонадзора и энергосбережения Минэнерго Борис Варнавский, в ближайшие годы страну ждет дефицит топливно-энергетических ресурсов - этой зимой Россия впервые его ощутила. И это показало не только Приморье, но и Красноярский край, Читинская область, где без отопления тоже остались десятки тысяч жителей. Действительно, хотя энергетики утверждают, что впервые столкнулись с проблемой элементарной физической нехватки топлива еще в прошлом и даже в позапрошлом году, на самом деле всю критичность ситуации они ощутили недавно. До недавних пор проблема нехватки топлива обсуждалась по преимуществу лишь в диалоге РАО с "Газпромом".

У всех в памяти прошлогодний спор, когда РАО "ЕЭС" просило у "Газпрома" на 2001 год 135 млрд кубометров газа, а тот "грозился" гарантировать всего 95. (Кстати, в итоге "Газпром" "отпустил" энергетикам в первом квартале запрошенные 40 млрд, а во втором РАО "ЕЭС" обещано всего на полмиллиарда кубов меньше требуемых 22,5 млрд. Но при этом сократился экспорт: в январе-феврале он составил на 16% меньше по сравнению с аналогичным периодом прошлого года). Проблема же нехватки угля проступила следом за газовым дефицитом. Как сообщил "Сегодня" начальник пресс-службы РАО "ЕЭС России" Юрий Мелехов, РАО с прошлого года пыталось увеличить замещение недостающего (потребление электроэнергии в России в прошлом году выросло на 4%) газа углем. В 2000 году предприятия электроэнергетики потребили его на 12 млн тонн больше, чем в предыдущем. Но тут же столкнулись с фактом, что больше увеличивать потребление не могут. Угля просто нет. Эксперты видят несколько путей для выхода из ситуации. По словам Варнавского, ее невозможно исправить без активной политики государства в области энергосбережения. В апреле Минэнерго намерено представить в правительство новую госпрограмму "Энергоэффективная экономика", реализация которой будет на 20% финансироваться из федерального бюджета, а на 80% - за счет средств регионов и предприятий. Однако вряд ли приходится ждать слишком быстрого результата, так как высокая энергоемкость - проблема всей нашей экономики. Второй вариант - инвестиции в увеличение добычи газа и угля. Кризис в Приморье заставил РАО "ЕЭС" самому выделять средства для развития топливной базы. Например, Лучегорскому разрезу обещано 739 млн рублей инвестиций. Чубайс обговаривает с губернаторами угольных регионов и увеличение энерготарифов с условием, чтобы часть получаемых средств направлять на развитие угольных бассейнов. Впрочем, угольщики не прочь и сами себе заработать на инвестиции. Так, "Востсибуголь" с начала года дважды повысил тарифы на свою продукцию: на 35% и потом еще на 20%, из-за чего теперь выясняет отношения с электроэнергетиками. В ближайшие два года, по словам замначальника департамента топливообеспечения РАО Алексея Федченко, сохранится напряженность с углем в Забайкалье и на Дальнем Востоке. Аналитик ИК НИКОЙЛ Геннадий Красовский полагает, что есть и третий путь исправления топливно-энергетического баланса. По его словам, быстрые результаты может дать либерализация газового рынка. ЮКОС заявлял о готовности увеличить добычу газа с 1,5 до 80 млрд кубометров, "Сургутнефтегаз" - с 11 до 35, ЛУКОЙЛ - с 3,5 до 10 млрд. Существуют технологии доводки газа до кондиции, чтобы его можно было направлять в "газпромовскую" трубу. Но пока нефтяным компаниям не гарантирован доступ к трубе и они не могут рассчитывать на окупаемость вложений в свои "газовые" программы, они держат их про запас. Сегодня